Биография

Родился в Риге, коренной рижанин в нескольких поколениях. Но в 1976 г. меня с непонятной силой потянуло в Москву. Я ушел из Рижского политехнического института (отделения прикладной математики) и отправился поступать на факультет психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова: была необъяснимая уверенность – там есть для меня что-то очень важное. В абитуре познакомился с Андреем Сучилиным (будущим замечательным музыкантом, дипломником А.А. Тюкова и зятем М.К. Мамардашвили), который, собственно, и произнес впервые для меня магическое слово – методология – и фамилию: Щедровицкий.

Тогда я не поступил в МГУ, но однозначно решил – буду учиться методологии. И когда после службы в армии в 80-м поступил на психфак, стал искать – где «на неё» учат? К счастью, в ДАС (общежитие МГУ) был методологический кружок, который вел Сережа Самошкин, ученик О.С. Анисимова и И.И. Ильясова.

В то время Олег Сергеевич и Ислам Имранович, каждый по-своему и как я сейчас понимаю – в оппозиции к ГП, пытались организовать практическое освоение учебной деятельности и методологического мышления студентами. Оба осуществляли свои варианты введения в методологию: Ильясов – с позиции психологической теории деятельности, Анисимов – с помощью методологических схем на материале сложных текстов.

На семинарах Самошкина мы разбирали плюсы и минусы каждого из наших Учителей, и это было замечательной практикой рефлексии и понимания. Оказаться в ситуации содержательного спора двух классных педагогов (и Анисимов, и Ильясов, с моей точки зрения, одни из немногих реальных Учителей методологии) очень способствовало нашему развитию. В итоге мы выбрали метод первого, а второй, несколько задетый нашим выбором, посоветовал мне читать ГП в подлиннике и очень внимательно (за что я ему до сих пор благодарен).

Поэтому мое первое знакомство с Георгием Петровичем случилось через тексты (личное – гораздо позднее), но мое вхождение в методологию началось именно в 80-м году. На семинарах Анисимова наша группа (в разные годы – С.Самошкин, И. Постоленко, А. Михайлов, С. Викулов, Л. Алексеева, В. Сиротский и др.) достаточно детально прорабатывала метод работы с текстом, техники схематизации, основные методологические схемы и другие системодеятельностные понятия и представления. За четыре года интенсивной работы, причем и в других семинарах (тогда на факультете психологии случалось много разных событий, и мы остро ощущали, что грядут большие перемены – была удивительная атмосфера свободы и поиска) я сознательно готовился к своей первой ОДИ. Так случилось, что это оказалась – И-37: «Проектирование вуза нового типа для г. Пущино».

После нее я был захвачен тем практическим настроем на делание, которым было пронизано всё в той игре. На этом этап ученичества у Анисимова для меня закончился. Именно практическая направленность методологии ГП, которая потом превратилась в «игры на перестройку», стала причиной моего ухода из семинара Олега Сергеевича. В 85-м я закончил МГУ по кафедре возрастной психологии (школа проф. П.Я.Гальперина, руководитель диплома А.Г. Лидерс) и, вернувшись в Ригу с очень сильным перестроечным задором, организовал методологический семинар. Спустя год он трансформировался в «Факультет социального творчества и ОД игр» при Центре научно-технического творчества молодежи. В рамках этого факультета в 1985-86 гг. я развернул программу подготовки латвийских игротехников и методологов (в разное время в ней участвовали М. Строжев, А. Вилцанс, А. Шарипо, И. Рожкалне, Б. Зельцерман и др.). Летом 86-го мы, при содействии москвичей (О. Анисимов, С. Самошкин, И. Постоленко, Л. Алексеева, П. Мейтув, А. Михайлов, В. Ткаченко, В. Буторин и др.) провели первую самостоятельную игру по теме «Разработка программы работ МЖК-2». А осенью я (при содействии О.С. Анисимова) поступил в аспирантуру Института психологии к Я.А. Пономареву, который очень заинтересованно поддержал тему моей диссертации «Исследование социального творчества в ОДИ».

После такой серьезной подготовки я, наконец, был представлен лично ГП, хотя и по очень курьезному поводу: ему, прослышав о нашей методологической активности в Риге, позвонил Президент АН Латвии и потребовал разъяснений. Меня в срочном порядке разыскали и представили Георгию Петровичу. После рассказа о наших «подвигах» он предложил мне участвовать в играх в составе его команды.


Я был вне себя от счастья. И четыре года практически непрерывно участвовал в его 14 «больших» ОДИ. А также в экспериментальных мероприятиях С.В. Попова и П.Г. Щедровицкого (выборы Штаба ЦК ВЛКСМ на БАМе, разработка программы развития ВПЛ «Артек», по развитию коммунального хозяйства в Риге и др.). А также у Ю.В. Громыко, Н.Г. Алексеева, Л.М. Карнозовой, А.А. Тюкова, О.С. Анисимова, Н.Ф. Андрейченко, Б.Г. Хасана, А.Е. Левинтова, Т.Н. Сергейцева, Р.Г. Шайхутдинова. Всем им я благодарен за радость совместного делания– на мой взгляд, самого важного, что дает методология.

В 1988 г. я вновь вернулся в Ригу, где директор Западного филиала ВНИЭРХ Б.М. Ярнов создал первую в Латвии профессиональную Лабораторию методологии управления (пригласив работать в ней И. Постоленко, С. Зайчика, Г. Кисвянцева, Э. Мехтиева, В. Мацкевича, Д. Мацнева, М. Строжева и др.). За два годы мы провели более 10 значимых стратегических мероприятий в системе рыбного хозяйства Латвии, Литвы, Калининградской области, а также острова Сахалин, в основу которых легли методологические, игротехнические и управленческие разработки.

С 1990 г., когда перестройка дошла до своего логического завершения, я решил попробовать себя в новой области делания – в бизнесе (в разных финансовых организациях и банках Крыма, России, Украины и Латвии). Что же до методологии, то мне в те годы удалось организовать и спродюсировать региональное исследование А.Е. Левинтова по проблемам развития Крыма.

В 99-м я закончил Магистратуру экономического факультета МГУ и защитил магистерскую диссертацию по экономике. Но желание делать что-то практически не было удовлетворенно. Именно оно, можно даже сказать – страсть, которая (сформировавшись за годы освоения методологии с ее игровой практикой, осталась, наверное, на всю жизнь) заставила меня в прошлом году уйти на время из банковского бизнеса и совместно с Валерием Белоконем создать Балтийский институт стратегических исследований (БИСИ).

С сентября 2004 г. в Риге работает методологический семинар.  При содействии БИСИ состоялись несколько Чтений SEMINARIUM HORTUS HUMANITATIS Сергея Мазура. Издано 2 выпуска Альманаха к Семинарам (http://shh.neolain.lv). C ноября 2005 г.я вернулся в банковский бизнес – меня пригласили в новый бизнес-проект в Латвийский Сбербанк (Latvijas Krājbanka)

https://www.fondgp.ru/mmk/persons/%d0%b7%d0%bb%d0%be%d1%82%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%b2-%d0%b8%d0%b3%d0%be%d1%80%d1%8c-%d0%b2%d0%be%d0%bb%d0%b4%d0%b5%d0%bc%d0%b0%d1%80%d0%be%d0%b2%d0%b8%d1%87/?fbclid=IwAR27_IlFUwX_G4-Gk_S5kFagVwhlZpusu9OioAeDyLzbsYh2IUBccide3Sk